О "ПРАВДИВОСТИ" ИЗВЕСТНЫХ ПЕРЕДАТЧИКОВ ХАДИСОВ. "ПРИДУМАННАЯ РЕЛИГИЯ". ГЛАВА 12

 

Если бы хадисы Пророка были таким же краеугольным камнем в вероуставе Ислама, и каждому мусульманину надо было бы знать и следовать им, Пророк Мухаммад непременно позаботился бы о том, чтобы хадисы дошли до последующих поколений в неизменном виде, и он попросил бы сподвижников записывать или запоминать их наизусть. Но Пророк наш не только не поощрял этого, но уничтожал любые найденные хадисы и повелел сахабам делать так и после его смерти. Предположим, что Пророк не хотел, распространяя хадисы при жизни, но и тогда он позаботился бы о том, чтобы их заучивали наизусть слово в слово самые близкие ему сахабы и после его смерти Абу Бакр, Умар, Усман, Али, Зубайр, Зайд бин Сабит, Салман аль Фариси должны были бы передать или записать десятки тысяч хадисов. Тогда как фактически есть всего несколько хадисов, которые по утверждениям собирателей хадисов, восходят к перечисленным сахабам, но и это не доказано, быть может и это – очередной вымысел хадисотворцев. Чуть позже мы приведем хадисы в передаче Абу Хурайры, одного из известных изобретателей хадисов. Так вот, количество хадисов, якобы слышанных им от Пророка, исчисляется десятками тысяч, хотя при жизни он общался с Пророком всего несколько раз, а от самых близких сахабов Пророка Мухаммада, которые прошли рядом с Пророком долгие годы, сохранилось не более десяти хадисов, что также весьма показательно. В этой главе мы рассмотрим наиболее известные фигуры хадисотворцев, как-то Абу Хурайры и прочих, которые под именем хадисов внедряли в Ислам иудейские предания, легенды и ереси, христианские догматы о Пророке Исе. И увидим, почему десятки тысяч хадисов, переданных этими людьми, не могут восприниматься всерьез и являются откровенной ересью. Увидим также, насколько формально собиратели хадисов проверяли передатчиков хадисов на достоверность, а потому достоверность их вызывает весьма и весьма серьезные вопросы.

В 4-й главе книги, рассматривая хадисы, мы уже упоминали, что всякого, кто видел Пророка Мухаммада при жизни, собиратели хадисов называли сахабом, априори признавая, что любое слово, сказанное сахабом – есть истина в последней инстанции, а потому все хадисы сахабов автоматически, без проверки записывали как достоверные. (Причем это неверное употребление понятия «сахаб» по отношению к кому-либо, кто когда-либо видел Пророка, распространилось повсеместно. Тогда как, по сути, понятие «сахабы» означало только лишь тот небольшой круг людей, которые очень близко общались с Пророком на протяжении всего его жизненного пути). Вспомним также: Бог предупреждает в Коране, что даже при жизни Пророка в его близком окружении было много мунафиков, лицемеров, которые не имели веры в сердцах, но делали вид, что являются мусульманами ради определенных экономических и политических выгод. Как было много и тех, чья вера была слаба, или тех, кто на словах верили, но на самом деле чинили трудности Пророку и препятствовали его призыву к Исламу. И как жаль, что многочисленные собиратели хадисов не обращают никакого внимания на эти аяты Корана, словно их и нет вовсе, и априори признают каждого сахаба непогрешимым передатчиком хадисов, утверждая, что следовать хадисам, переданным сахабами Пророка такой же верный путь к спасению души, как и следование Корану. Сами того не понимая, что противоречат Корану.

Сунниты очень ясно обозначили ошибку шиитов, провозгласивших 12 имамов непогрешимыми. Но сами впали в еще большую ошибку. Ведь признавать слова сахабов непогрешимой истиной, зная из Корана, что Бог часто предупреждал Пророка о неискренности некоторых из тех, кто был рядом с ним и что в рядах сахабов были скрытые мунафики, значит прямо противоречить Корану. Так что, критикуя шиитов в их ошибочности, собиратели хадисов поставили себя в еще более нелепое положение. Давайте сейчас рассмотрим личность Абу Хурайры. Человека, которого все собиратели хадисов безоговорочность ставят во главу угла, представляют как приближенного к Пророку сахаба и каждое слово которого безоговорочно принимается как факт. Отметим также, что к авторству Абу Хурайры относятся тысячи хадисов. И после посмотрим, в какие дебри может привести безоговорочное принятие слов сахабов и как это происходит.

 

ЕСЛИ НЕ ДОВЕРЯТЬ АБУ ХУРАЙРЕ,

ТОГДА ВСЕ СОБРАНИЯ ХАДИСОВ НАДО ОБЪЯВИТЬ НЕДОСТОВЕРНЫМИ

 

О жизни Абу Хурайры до принятия Ислама мало что известно, только то, что он рассказывал о себе сам. После принятия Ислама из-за своей бедности он жил в гостевом доме при Суффе. В книге Муслима «Фахзаилюс Сахаба», в 159-й главе упоминается, что Абу Хурайра решил быть рядом с Пророком и принял Ислам только ради того, чтобы не голодать и иметь гарантированный кров и пищу. Ибн Хазм упоминает, что в собрании хадисов Бак ибн Махляда со слов Абу Хурайры записано аж 5374 хадиса. Бухари в свое собрание взял только 446 из них.

Как явствует из рассказов самого Абу Хурайры, он больше всего боялся Умара. В собраниях хадисов упоминается, что Умар неоднократно предупреждал и угрожал побить Абу Хурайру, если тот не перестанет распространять хадисы. Абу Хурайра говорит: «Если бы я рассказал вам эти хадисы во времена Умара, он бы меня точно побил палкой». ( Аз-Захаби- Тазкират уль Хуффаз). Абу Хурайра также говорит: «До смерти Умара мы не могли произносить слов – Посланник Аллаха повелел». ( Муслим, Сахих Муслим, том 1, стр.34) Будь у нас сейчас возможность встретиться с Муслимом, мы бы непременно задали ему такой вопрос: «О, Муслим, ты написал книгу, которая называется Сахих Муслим, в которой утверждаешь о достоверности всех собранных тобой хадисов и что ты с усердием и тщательностью проверил всех передатчиков хадисов. Ты не видел при жизни Абу Хурайру, но включил в свою книгу его хадисы. Не смутило ли тебя то обстоятельство, что халиф Умар называл его обманщиком? Не возникло ли у тебя сомнений в правоте его хадисов, зная столь серьезном обвинении в его адрес? Удивительно то, от какого «надежного» передатчика записаны твои хадисы».

Как жаль, что и Муслим поверил в совершенно необоснованное представление о непогрешимости сахабов и абсолютной правоте каждого их слова. Или, может быть, он понимал, что если он будет руководствоваться критериями Корана и словами Умара об Абу Хурайре, то у него не останется ни одного достоверного хадиса. Ведь именно от Абу Хурайры пришла большая часть хадисов и ради того, чтобы не лишиться хадисов вообще, Муслим закрывает глаза на очевидные факты о личности Абу Хурайры. Однако отметим, что не только халиф Умар обвинял Абу Хурайру во лжи. В собраниях хадисов, защищающих Абу Хурайру, упоминается, что праведная Айша, супруга Пророка Мухаммада, также часто обвиняла Абу Хурайру во лжи. Праведная Айша в гневе бросает Абу Хурайре упрек: «Ты рассказываешь людям хадисы, которых я никогда не слышала от Пророка», на что Абу Хурайра отвечает ей с поразительной грубостью: «Ты так часто вертелась перед зеркалом и красилась, что тебе некогда было слушать, о чем говорил Пророк» (Захаби, Сийяруль Алямин Нубиля, том 2, стр. 435)

Халиф Али говорил: «Среди живущих ныне рассказчиков хадисов больше всего лжи говорит Абу Хурайра» Как-то Али, мир ему, услышал, как Абу Хурайра рассказывал собравшимся о Пророке: «Мой любимый друг как то сказал мне…», не выдержав, Али резко оборвал его: «С каких это пор Пророк стал твоим любимым другом?». Упоминается также, что как-то Абдуллах ибн Масуд, один из ближайших сподвижников Пророка Мухаммада, услышал, как Абу Хурайра говорит: «Тот, кто обмывал мертвеца или нес его тело, пусть совершит абдест, ибо это неджес (нечистота)» и резко возразил Абу Хурайре, сказав: «О люди, не падет на вас неджас из-за тех умерших, кого вы омыли и несли на руках».

 

УЖЕЛИ ОБМАН ЛОШАДИ БОЛЕЕ ВЕСОМЫЙ КРИТЕРИЙ ОЦЕНКИ ДОСТОВЕРНОСТИ, НЕЖЕЛИ СЛОВА ХАЛИФА УМАРА?

Аккуратность и тщательность собирателей хадисов в проверке честности передатчиков хадисов описывается вот такими примитивными примерами: «Известный собиратель хадисов направился в долгую дорогу, чтобы встретиться с человеком, хадисы которого он хочет включить в книгу. Он хотел проверить честность этого человека. Когда он добрался до того города и пришел к этому человеку, он увидел, что тот позвал лошадь гостя, обещая дать ей еды, но так и не дал лошади еды. Собиратель хадисов подумал: «Тот, кто обманывает лошадь, и человека также легко может обмануть и решил не включать его хадисы в свой сборник» Вероятно, услышав этот рассказ из уст собирателя хадисов, мы должны были бы сказать: «Вот ведь какой аккуратный и мудрый этот собиратель хадисов, не записывает ни одного слова в книгу, если есть хоть тень сомнения в честности передатчика. Точно уж его то собранию хадисов можно доверять».

До этой главы мы уже много раз упоминали о том, как придумывались хадисы, для чего они придумывались и к каким последствиям привели для современного Ислама. Еще раз подчеркнем, что приведенный пример псевдо тщательности собирателей хадисов просто абсурден. К тому времени, когда составлялись собрания хадисов, большего числа асхабов, тех, кто являлся прямым носителями хадиса, то есть слышал его непосредственно из уст Пророка, уже давно не было в живых. Оставшиеся в живых были рассеяны на огромном географическом ареале все расширявшегося халифата. Сложно даже представить себе, что собиратели хадисов могли объехать всех и каждого передатчика, раскиданных на больших расстояниях, учитывая скорости передвижения того периода. Да даже если бы и посетили они всех и каждого, то и тогда одного визита к передатчику не достаточно, чтобы понять его душу и увидеть, насколько он правдив в своих рассказах. Теперь что касается Абу Хурайры: как это наши собиратели хадисов, столько тщательные в своих отборах передатчиков хадисов, что даже не покормленная лошадь была для них причиной отказа для записи хадиса, вдруг не знали о высказываниях халифа Умара об Абу Хурайре и о том, что он приказал побить палками Абу Хурайру, дабы тот перестал возводить ложь на Пророка. Как они могли не знать слова Айши, сказанные ею об Абу Хурайре как о неисправимом обманщике? Ужель позиция халифа Омара, халифа Али, праведной Айши весят для них меньше на чаше правдивости передатчика хадиса, чем не накормленная лошадь?

Известно, что халиф Умар назначал Абу Хурайру наместником в одну из областей халифата, но вскоре он был отозван обратно из-за воровства. Халиф Умар, гневно отчитывая Абу Хурайру, сказал: «Когда я назначил тебя губернатором в Бахрейн, у тебя не было пары сменной обуви на ногах. Прошел всего год и до меня дошли слухи, что ты купил скакунов по 1000 и по 6000 динар. Мы что назначили тебя в Бахрейн, чтобы тратил налоги, взимаемые с людей не ради Аллаха и благополучия мусульман, а ради твоих утех скакунами? (Захаби, Сийяр). В одном из хадисов, переданном самим Абу Хурайрой, сообщаются слова халифа Умара: «О ты, враг Бога и Его Книги! Ужель ты украл имущество Бога? У тебя ведь никогда не было своих десяти тысяч динаров?» (Ибн Саад, Табакат, том 4, стр. 59) Удивительно то, что Абу Хурайра сам рассказывал об этом отношении халифа Умара к нему. Отметим, также, что халиф Умар был известен своей кристальной честностью и странно, что его столь негативное отношение к Абу Хурайре никого из собирателей хадисов не смутило. Абу Хурайру все равно все собиратели хадисов признавали как самого достоверного передатчика хадисов, и все его хадисы автоматически включали в свои собрания. При этом они уверяли всех, что в свои собрания включают только самые достоверные хадисы только от тех передатчиков, каждому слову которых можно доверять (!). Думаю, теперь на конкретном примере видно, как тщательны и щепетильны составители сборников хадисов в своих исследованиях достоверности, если самым правдивым среди них считается Абу Хурайра, о котором халиф Умар говорил «враг Аллаха и Его Книги».

 

НАЧАЛО ЭПОХИ ОМЕЙАДОВ СТАЛО «ЗОЛОТЫМ ВЕКОМ» ДЛЯ АБУ ХУРАЙРЫ

 

После Убийства халифа Умара и халифа Али, мир им, к власти в халифате пришла династия Омеййадов. И этот период стал для Абу Хурайры «золотым веком». Муавия повелел построить для Абу Хурайры дворец в Акике. Интересно проследить, как Абу Хурайра отблагодарил Муавию за подобную щедрость. В собрании хадисов Ибн Касира «аль Бидайа ва`н Нихайа» приводится такой хадис:

Абу Хурайра передал: «Посланник Бога дал Муавии стрелу и сказал: Возьми стрелу и встреть меня с ней в Раю!»

Абу Хурайра также передал: «Я слышал, как Посланник Бога сказал: Бог доверил Свое откровение только троим: мне, Джабраилю и Муавии».

Но всех этих доказательств лживости Абу Хурайры было мало. Собиратели хадисов упорно отстаивали ошибочное утверждение: «Каждое слово сахабов – суть истина». Но кто такой этот Абу Хурайра, который при жизни Пророка и встречался то с ним всего несколько раз, но посмел передавать от имени Пророка бредовые слова, которых никогда не слышали от Пророка даже самые близкие ему люди. Вот, например, еще один показательный хадис, одни из сотен абсурдных хадисов, переданных Абу Хурайрой:

Абу Хурайра передает, что Пророк говорил ему следующее: «Бог послал к Мусе ангела смерти. Когда же он приблизился к Мусе, Муса так сильно ударил того, что ангел ослеп. Ангел вернулся к Господу и сказал: Ты послал меня к тому, кто не хочет умирать. Аллах вернул ангелу глаза, которые вышиб ударом Муса и сказал: «Иди и скажи ему, чтобы он положил руку на быка. И сколько будет волосков на теле быка на то месте, куда он положил руку, столько лет ему еще дано жизни!» Ангел спросил: «Господь мой, а что потом?» Аллах сказал: «Потом смерть».

Печально то, что в стремлении спасти имя Абу Хурайры - ведь не будь его хадисов, ни один хадис вообще нельзя считать тогда достоверным, по мнению самих же алимов - собиратели хадисов впускают в свои книги подобные бредовые хадисы, нанося вред Исламу и, с другой стороны, возводят ложь на Пророка Мусу, представляя его как человека, отрицающего Господнее предопределение и волю Богу, избивающего и ослепляющего ангела. Исторически известно, что очень многие сахабы находились в жесткой оппозиции Абу Хурайре. Например, Ибн Умар говорил, что к хадису «Убивайте всех собак, кроме охотничьих и пастушечьих», Абу Хурайра включил также и сторожевых полевых собак, потому что у Абу Хурайры были обширные полевые угодья и много сторожевых собак. (Джемаль Саид Акташ, Статья о критике Хадисов)

Но если мы посвятим эту книгу только критике хадисов, переданных Абу Хурайрой, то у нас не останется места написать ничего другого. О значении личности Абу Хурайры для традиционалистского Ислама написал один из самых известный в Турции и рьяных защитников хадисов Хусейн Хильми Ышык, автор самой продаваемой книги среди традиционалистов книги Сааде-и Эбедийе – Там Ильмихаль (Вечное счастье – Полный сборник религиозных правил):

«Тот, кто отрицает Абу Хурайру, отрицает половину шариата, потому что большую половину хадисов, на которых основывается шариат, принадлежат авторству Абу Хурайры».

Вот в чем кроется причина упорного отстаивания хадисов Абу Хурайры среди традиционалистов - ведь если отвергнуть, как лживые, его хадисы, то не останется вообще никаких. Но хвала Богу, что Ислам для нас открыт и ясно изложен в Коране и нет нам нужды ни в Абу Хурайре, ни в других собирателях хадисов для того, чтобы понять вероустав Бога.

                           ЛЕГЕНДЫ И ПРЕДАНИЯ ИЗ СВЯЩЕННЫХ ПИСАНИЙ ИУДЕЕВ И ИЗВЕСТНЫЕ ВЫДУМЩИКИ ХАДИСОВ

 

Исторически известно, что многие иудейские предания и легенды перешли в Ислам преимущественно посредством иудеев, перешедшим из иудаизма в Ислам. Бытует мнение, что тем самым иудеи стремились разрушить чистоту и четкую логичность Ислама. Однако бытует и представление, что иудеи, переходившие в Ислам, не могли избавиться от пережитков и старых представлений, и привносили их в Ислам. Другие же говорят, что иудеи, привнося в Ислам свои предания, делали это с тайным намерением иудизировать Ислам.     Ибн Халдун в своей книге Мукаддима приводит такое пояснение: «Передача хадисов содержала в себе и ложь, и истину, и дозволенное, и отвергаемое. Причина этого заключалась в следующем: Арабы не были знакомы с Писаниями, как не имели и развитой науки. До распространения Ислама, в период джахилии, среди арабов господствовал кочевой образ жизни, не было даже основ примитивной науки, и когда арабы хотели узнать что-либо о тайнах мироздания, происхождении жизни и прочих вопросах, они обращались к тем, кому Писание было даровано до них и использовали их знания для разъяснения того, о чем они не знали сами. Среди тех, кто обращался за пояснениями с иудеям, были Кааб аль Ахбар, Вахб ибн Мунаббих, Абдуллах ибн Салям. Тафсиры хадисов полны заимствованиями из повествований этих четырех передатчиков. Тафсиристы были небрежны в составлении своих толкований и просто бездумно вставляли хадисы от этих четырех передатчиков со всеми иудейскими легендами и преданиями». Правоту слов ибн Халдуна можно проследить на примере многих переводных тафсиров, изданных в последнее время в Турции в переводе с арабского.

 

РЕЛИГИЯ, ОПИРАЮЩИЙСЯ НА ХАДИСЫ КААБА АЛЬ АХБАРА

Кааб аль Ахбар, пожалуй, без преувеличения, более всего привнес в Ислам иудейских преданий и легенд. Известно, что он перешел в Ислам уже после смерти Пророка Мухаммада, в годы халифата Абу Бакра или Умара. Его обширные познания в области иудейской агады и не иссякающие предания по любому поводу быстро сделали его очень популярной личностью среди мусульман. В одном из хадисов, явно вымышленном и содержавшем клевету на Пророка Мухаммада, он сказал: «Передавайте хадисы от сынов Израилевых. В этом нет для вас вреда». Упоминается, что этот хадис якобы из уст Пророка передал Абдуллах бин Амр. Тирмизи, Абу Давуд, Бухари включили его в собрания своих хадисов. Далее мы узнаем также, что Абдуллах бин Амр был одним из учеников Кааба аль Ахбара. Тысячи хадисов, которые позднее выдумали ученики Кааба аль Ахбара на основании иудейских легенд и преданий, были лишь развитием этого самого главного хадиса их учителя. Кааб аль Ахбар был «вдохновителем» иудаики в Исламе. Примечательно, что Кааб аль Ахбар не ограничивался только лишь придумыванием хадисов, он вел еще и преподавательскую деятельность. Среди его учеников были и Абу Хурайра, и упомянутый Абдуллах бин Амр, Ибн Умар, Ибн Аббас. Так Кааб аль Ахбар использовал для распространения своих ересей многочисленных учеников. Халиф Умар был категорично негативно настроен по отношению к Каабу аль Ахбару и пригрозил отправить его в ссылку, если тот не прекратит свои ереси и клевету на Пророка. Кааб испытывал серьезные трудности с распространением хадисов вплоть до смерти халифа Умара. Некоторое облегчение его хадисотворчества началось после смерти халифа. Махмуд Абу Райя, рассказывая о темных сторонах деятельности Кааба, утверждал, что Кааб был причастен к убийству халифа Умара: «Несмотря на то, что халиф Умар очень мудро и внимательно наблюдал за действиями этого «гениального» еврея и прекрасно знал о непристойных тайных делах Кааба, последний все же злой хитростью своего ума смог обмануть добро намеренного халифа Умара и продолжил плести свои тайные, коварные сети заговора, вплоть до убийства халифа Умара. Все имеющиеся свидетельства говорят о том, что это убийство было организовано неким тайным джамаатом, Кааб же был одним из его активных членов, возглавлял же его Хурмузанд. Как известно, Хурмузанд был правителем Хузистана и в Медину был привезен как пленник. Исполнение же убийства халифа Умара было возложено на Абу Люлюя. (Махмуд Абу Райа, Разъяснение Сунны Мухаммада, стр.171).

Мы не беремся утверждать, что эти слова Махмуда Абу Райа, заимствованные из сборника хадисов Ибни Касира, есть абсолютная правда. Но если все же принять во внимание, что тот халиф Умар категорически запрещал этому человеку распространять хадисы, кроме того, он подозревался в сопричастности к убийству халифа Умара, то насколько же правильно и допустимо, что он был учителем Абу Хурайры, Абдуллаха ибн Умара, Ибн Умара и допустимо ли включать его хадисы в собрания, если они вызывают столь сильные сомнения и тяжкие обвинения в адрес передатчика? И тогда насколько проверена правдивость легенд и преданий, основанных на иудейской традиции и хадисы, передававшиеся этими людьми? Как мы можем с уверенностью утверждать, что собиратели хадисов, так сильно ошибавшиеся в отношении этих передатчиков, не ошибались в отношении других передатчиков хадисов? И имея перед собой ясный и неизменный Коран, не преступление ли перед Исламом пытаться оправдать непонятные и темные истории с собирателями хадисов? После этих вопросов упомянем также, что Кааб был очень «плодотворен» проявил себя своими хадисами в области сотворения вселенной, эсхатологии, строения земли, значения Дамаска для Ислама и многих других вопросов.

 

ПРИМЕРЫ ИЗМЫШЛЕНИЙ КААБА

Как-то один человек встретил на пути Кааба. Он приветствовал его и помолился за Кааба. Кааб спросил его: «Откуда ты, какого роду?» Человек ответил: «Я из дамассцев». Тогда Кааб сказал: «Быть может ты есть один из семидесяти тысяч воинов, которые появятся из Дамаска и которые не будут давать отчета в Судный День перед Богом и не испытают на себе мук Ада!

                                        Ибн Асакир - Тарих-1/57

Кааб сказал: Бог посмотрел на землю и сказал: «Я дотронусь до одной твоей части». Горы поспешили к Нему, скала сделалась мягкой. И потому Аллах поблагодарил их и поставил ногу Свою на них!

                                       Махмуд Абу Райа – Разъяснение Сунны Мухаммада 185

 

Воскресение и Суд Господа произойдут в Бейт уль Макдис (мечеть аль Акса). Тот, кто похоронен в Бейт уль Макдис не испытает мук Судного Дня.

                                       Махмуд Абу Райа – Разъяснение Сунны Мухаммада 185

 

Толкования, придуманные Каабом и подобные вымыслы, попавшие в другие книги, распространялись среди его учеников, которые, впоследствии, распространяли их далее. Первый омейадский халиф Муавия, оказывавший поддержку Абу Хурайре, оказывал такую же поддержку Каабу и более того, повелевал ему рассказывать людям как можно больше притч о Пророке. (Ибн Хаджар, Исаба 5/323)

 

ВАХБ ИБН МУНАББИХ

          Вне сомнения, Кааб аль Ахбар был фигурой номер одни в Исламе по придумыванию легенд и мифов, основанных на иудейской агаде. Однако был у него и «достойный» напарник, Вахб ибн Мунаббих. Он также был большим любителем рассказывать хадисы, ссылаясь на тех или иных асхабов. Абу Хурайра, Ибн Умар и Ибн Аббас часто пересказывали хадисы, ссылаясь на Вахба. Ахмед Эмин говорил: «Книги жизнеописания Пророка, даже самые старые и самые, казалось бы, проверенные, слишком сильно загрязнены ересями и иудейскими притчами и легендами. Более того, самые ранние жизнеописания Пророка, как ни парадоксально, более всего полны иудейскими легендами и мифами. Поясним причину этого. Посмотрим на самое ранее жизнеописание Пророка Мухаммада, автором его был Ибн Исхак. Так вот, оказывается, основным его источником, на который он опирался при составлении своей книги, были повествования Вахба Ибн Мунаббиха, иудея, перешедшего в Ислам. Кроме того, Ибн Исхак при составлении жизнеописания Пророка, опирался также и на христианские, и на манихейские источники». (Ахмед Эммин, Духаудь Ислам, том 2, стр. 311)

Как жаль, что собиратели хадисов не смогли проанализировать природу Вахба Ибн Мунаббиха так, как это сделал Ахмед Эммин, вследствие чего практически все собиратели хадисов включили в свои собрания множество хадисов производства Вахба ибни Мунаббиха и распространяли и множили ереси Вахба и далее. Приведем лишь один пример:

 

Престол Бога несут на своих плечах четыре ангела. У каждого из ангелов по четыре лица: Бычье лицо, львиное лицо, орлиное лицо и человеческое. У каждого из них есть также по четыре крыла. Два крыла закрывают им лица, не давая им увидеть Бога на престоле и, тем самым, оберегая их от потрясения перед ликом Бога. Его могущество и величие охватили небеса и земли.

                                                                     Малт-и Китабат Танбих, стр. 99

Решит Рыза в своей книге высказывает отношение к фигурам Кааба и Вахба и говорит о том вреде, который они нанесли Исламу: «Эти двое были самыми злобными из обманщиков и шарлатанов, вводившие мусульман в заблуждение и внедрявшие в Ислам чуждые ему иудейские притчи и предания. Какую бы ересь вы не взяли в тафсирах или исторических книгах Ислама, рассказывающих о вопросах происхождения мироздания, сотворении человека, Пророках, народах прошлого, фитнах, знамениях конца света и иной жизни, вы непременно увидите, что авторами этих ересей были эти двое. При составлении этой книги мы проанализировали тысячи хадисов, восходящие к этой парочке, и можно совершенно однозначно утверждать, что большая часть хадисов, составленная ими, была откровенно лживой, причем эти два автора убеждали всех, что их утверждения основывались на соответствии Торе и Евангелию, тогда как хадисы, составленные ими, противоречили и Торе, и Евангелию. Вне сомнения, алимы прошлого не могли заметить этих явных противоречий, поскольку сами были слабо осведомлены о книгах Людей Писания (Ахли Китаб). Два этих иудея внедряли в Ислам не только ереси, основанные на иудейских преданиях, но и добавляли к ним ереси и из других книг иудеев. В результате их активной деятельности безбожники, внимательно следившие за развитием вероучения Ислама, в итоге стали обвинять Ислам в том, что Ислам, как и все предыдущие вероуставы, полны ересей, противоречий и сомнительных положений» (Рашит Рыза, Маджаллятуль Минар).

 

МЕССИАНСТВО И ВИДНЫЕ ВЫДУМЩИКИ ХАДИСОВ О МЕССИИ

 

Мессианство – еще одна ересь, внедренная в Ислам посредством иудейских и христианских преданий. Наиболее рьяными защитниками идеи мессианства были Тамим ад-Дари и Ибн Джурайдж. Его устам принадлежат многие придумки касательно описания Даджаля, шайтана, ангелов смерти, картин Рая и Ада, а также о Пророке Исе. Мессианство Пророка Исы - одно из христианских внедрений в Ислам. Приведем в подтверждение этих слов такой хадис:

Посланник Аллаха собрал людей и сказал им: Клянусь Аллахом, я собрал вас не для того, чтобы напугать или сподвигнуть к чему-либо. Я собрал вас вот для чего: Тамим ад-Дари был христианином, но потом пришел и присягнул мне и стал мусульманином и рассказал мне вот что: Как-то раз взошел он на корабль вместе с тридцатью прокаженными, в море настиг их шторм, и после долгого сражения с волнами корабль их выбросило на остров посредине моря. Когда же они вступили на остров первым, кто встретил их, было некое животное, шкура которого была так густо покрыта мехом, что непонятно было, где перед, а где спина. Он сказал им: я Джасаса. И потом посоветовал им встретиться с одним человеком из монастыря, что был на острове. Когда Тамим и его попутчики вошли в монастырь они увидели невиданно крупного человека, который весь до пят был скован железными цепями. Когда этот скованный цепями человек узнал, что прибывшие были арабами, он стал расспрашивать их. Тамим и попутчики отвечали ему и под конец человек спросил: «Расскажите мне о Пророке для всех народов, что он сделал теперь?» Прибывшее сказали: «Он покинул Мекку и переселился в Медину». Человек спросил: «Арабы уже воевали с ним», Они сказали: «Да». Человек спросил: «А как Пророк с ними обошелся?», Они сказали: «Он поверг арабов, воевавших против него, в поражение и заставил их стать покорными ему», тогда человек сказал: «Я расскажу вам о себе, я Мессия, приблизилось время, когда мне будет дано разрешение. Когда я выйду отсюда, я за сорок дней обойду землю, и не останется ни одного города и деревни, в которые я не наведался бы, кроме Мекки и Медины. А эти два города запретны для меня. Если я захочу войти в один из этих городов, меня встретит ангел с мечом в руке и не пустит меня в город. После того, как Пророк сказал это, он взял в руки трость и, ударяя ею по минбару, сказал: «Вот такова Медина, вот Медина, вот Медина».

Муслим- Фитан 119 / Абу Давуд – К.Милахим 15

Ибн Маджа – К. Фитан 33

 

Этот хадис встречается у всех бесспорных авторитетов суннитской мысли: Муслима, Абу Давуда, Ибн Маджи. Этот хадис есть в собрании Муслима, и по ханафитскому мазхабу, тот, кто отвергает этот хадис в собрании Муслима, автоматически попадает в категорию кяфиров, и, наоборот, тот, кто с совершенной верой принимает этот хадис, автоматически становится мусульманином, преданным сунне, хадисам и Пророку Мухаммаду. Да, и еще, тех, кто отвергают этот хадис, считаются врагами Пророка, а тех, кто принимает этот хадис, и искренне в него верит, считают праведными мусульманами, чьи сердца пламенеют любовью к Пророку. Рассмотрим еще одни бредовый хадис, также повествующий о мессианстве:

 

Сатана коснулся каждого человека, кто был рожден на земле. Но он не коснулся Исы, сына Марйам. Сатана хотел было коснуться Исы, но не смог, а только ударил его по покрывалу, в которое тот был завернут.

Бухари – К.Бадуль Хальк 11- Ханбаль 2/256

 

Этот хадис с одной стороны превозносит Пророка Ису, с другой стороны провозглашает, что Пророк Мухаммад ничем не отличается от обычных людей, которых коснулся сатана. Очень распространенными также являются чрезвычайно недостойные хадисы о том, что ангелы несколько раз должны были совершить операцию по очистке сердца Пророка, вынув его из груди, и пять раз омыть его снегом, чтобы потом отделить от него черный сгусток, который оставил в его сердце сатана. Как вы думаете, в чьих собраниях хадисов есть этот хадис? У Бухари, самого праведного и досточтимого составителя сборника хадисов и у Ибн Ханбаля, основателя ханбалитского мазхаба! Опять-таки рьяно защищается утверждение: Тот, кто отрицает хадисы, отрицает и Пророка! И это говорит самая верная книга хадисов Бухари! Вот хадис из самой верной книги хадисов! Вот как примитивно положение тех, кто пытается найти что-то вместо Корана и заменить Коран хадисами!