ТАРИКАТЫ. КНИГА "ПРИДУМАННАЯ РЕЛИГИЯ. ГЛАВА 15"

Пытаясь разобраться и разделить Коранический Ислам от вымышленного, мы рано или поздно придем к проблеме существования тарикатов - суфийских братств. В Исламе существовали и существуют сотни тарикатов, каждый из них отошел от Коранического Ислама по своему, мы не будем разбираться здесь в искажениях каждого тариката по отдельности, но ограничимся рассмотрением общего положений всех тарикатов: чрезмерно преувеличенное влияние шейхов на послушников и безоговорочное исполнение любых повелений шейха.

ТЕККЕ ТАРИКАТОВ, ПРЕВРАЩАВШИЕСЯ В ПУБЛИЧНЫЕ И ПИТЕЙНЫЕ ДОМА

Во времена, когда Пророк Мухаммад был единственным духовным наставником и абсолютным авторитетом для мусульман, единственным учреждением Ислама являлась мечеть. Все поклонения, богослужения, образование и проповеди проводились в мечетях. С тем, что при Пророке Мухаммаде и в последующие после его смерти годы, при правлении четырех праведных халифов не было сознано никаких религиозных центров, текке, молельных домов, дервишеских обителей, скитов, а существовали только мечети, согласны даже сами члены ныне существующих тарикатов. Считается, что первое текке, дервишеская обитель возникла в 150-х гг. хиджры (760-е гг. н. э.) в окрестностях Дамаска. Активное распространение суфийских текке, однако, началось спустя несколько веков. Известно, что обители эти использовались для весьма богоугодных целей, в качестве академий наук, для военной службы, для врачевания страждущих и малоимущих.

Но, правда и то, что писал Ибрагим Кушадалы, шейх тариката халватийа, умер в 1188 г. по хиджре: настали времена, когда некоторые обители превратились в публичные дома и питейные заведения, где под покровом религии проводились тысячи богопротивных обрядов и оргий, запрещенных Кораном. Наблюдавший все это Кушадалы отказался строить новую обитель вместо сгоревшей, и выступил с призывом закрыть все текке и тарикаты, существовавшие сотни лет; призывая вернуться к системе, существовавшей во времена Пророка, чтобы вся страна рассматривалась как единая религиозная община, призывал закрыть все религиозные образовательные центры, кроме мечетей, запретить все вирды, отсутствующие в Коране, а особые молитвы-дуа, назначаемые шейхами тарикатов заменить на дуа, упоминаемые в Коране.

В то время как обители дервишей впервые появились в 150-х гг. хиджры, суфийские братства, как общественные организации в нашем сегодняшнем понимании, стали возникать в 600-х гг. хиджры. Первым тарикатом, ставшим религиозно-общественной организацией, стал орден кадирийа, основатель которого Абдулькадир Гейлани умер в 562 г. хиджры. Ряд других тарикатов, существующих и поныне, стали возникать с этого момента – тарикат рифаи, основанный Ахмедом ар-Рифаи (умер в 578 г. хиджры); бекташи, основанный Хаджи Бекташем Вели (умер в 669 г.); орден мевлеви, основанный Мевляна Джелялетдином Руми (умер в 672 г.); орден хальватийа, основанный Экмелетдином эль-Хальвати (умер в 750 г.); накшибенди, основанный Бахауддином Накшибендом (умер в 791 г.по хиджре)

Чьим наставником был сатана?

«Тарик» в переводе с арабского означает «дорога, путь». Производное от него «тарикат» означает «путь, метод, способ, линия поведения». Некоторые идеологи суфизма объясняют свою приверженность этому течению пояснениями, что суфизм — это путь, ведущий к познанию Аллаха, но никак не обязанность. Однако целый ряд тарикатов преподносят вступление в суфийские ордена, тарикаты и беспрекословное признание шейха духовным пастырем как обязанность верующего, как единственное условие спасения души, основываясь на вымышленном хадисе «того, кто не имеет наставника, наставляет Сатана». Возникает вопрос: мусульмане сотни лет жили без тарикатов и орденов, значит, все эти мусульмане жили под наставлением сатаны? Или в период, когда шейхи тарикатов не имели еще такого распространения, мусульмане были неполноценными мусульманами? Ужели положения Корана, служившие до тех пор ориентиром (путеводителем) духовного развития мусульман, были недостаточны и из-за этой недостаточности возникла потребность в суфийских братствах?

Коран ясно гласит, что мусульманин может получить и узнать в Коране полные знания об Исламе, так же как и то, что Пророк Мухаммад — единственный человек, которому Коран доверил быть субъектом нашего послушания. В то же время, порожденные тарикатами шейхи провозглашались непререкаемыми авторитетами, послушники- мюриды шейхов причислялись к категории спасшихся, а все остальные люди считались созданными для Ада; усиленно навязывалась идея о том, что беспрекословное подчинение шейхам является важнейшим условием вероисповедания. Провозглашение лидеров некоторых тарикатов Махди или Мессией Исой свойственно не только прежним, но и некоторым ныне существующим тарикатам. (О верованиях, связанных с пришествием Махди и Иисуса. См. 20-ю главу книги). В каждом городе, поселке или городском районе можно встретить описанные нами типы шейхов. Большая часть этих людей страдают параноидальным бредом, наносят ущерб, как духовному миру, так и карману людей. Своими действиями они уподобляются шарлатанам от религии из среды иудейских и христианских религиозных деятелей, о которых нам упоминает Коран.

 Многие из раввинов и монахов изощренными путями пожирают добро людей и сбивают их с пути Аллаха.                              (Сура 9, Покаяние, 34)

Слепое послушание шейху

Одним из важнейших правил тарикатов является полная самоотдача мюрида (наставляемого) своему шейху подобно тому, как мертвый отдает себя обмывающему его тело для погребения. Коран предписывает мусульманам постоянно размышлять над творениями Аллаха, заставлять свой разум работать, тогда как принцип тарикатов основывается на слепом, бездумном послушании шейху. Членам братства внушают всецело повиноваться шейхам, отключив разум и все механизмы логики, в тарикате разум мюрида не должен работать, здесь работает разум шейха. Естественно, что человека, принявшего этот принцип и всецело подчинившегося шейху, весьма легко заставить поверить в то, что его шейх имеет отношение к Махди или Иисусу, убедить в том, что шейх является самым совершенным в мире человеком, легко эксплуатировать мюрида материально, заставить делать все, что угодно воле шейха и что шейх считает полезным для духовного роста мюрида.

Более того, когда человек принимает принцип отказа от собственного разума, мюрид с высшим образованием оказывается на одной ступени с совершенно неграмотным собратом. Так что нас не должно удивлять поведение и речи лиц с высшим образованием, из числа членов суфийских братств. Потому что эти лица в свете существующих в тарикате установок отказались от разума и целиком отдались разуму и мудрости шейха. Таким образом, в тарикате не остается никакой разницы между невеждой и образованным, знающим и незнающим. По мере того, как вместо разумного осмысления Корана члену тариката навязывается лишь повторение слов шейха, жизненные позиции и религиозные установки каждого члена тариката становятся целиком и полностью одинаковыми с его шейхом. Нередко люди гораздо более образованные и культурные, нежели сам шейх, становятся просто зомбированными, принимая и находя разумными самые абсурдные и невежественные утверждения шейха, заявляя: «Я не знаю, мой шейх знает. Если шейх так говорит, значит, он прав».

Мы могли бы привести тысячи трагикомичных историй из жизни тарикатов. Вспомним пример, как недавно сотни мюридов одного тариката с гордостью рассказывали, как их шейх, рассердившись на Америку, силой мысли сбил американский космический челнок. А в утверждение еще одного шейха о том, что причиной страшного грохота на Кипре, источник которого сначала не удавалось установить, был дракон, посланный шейхом, сразу поверили его даже самые образованные мюриды. Третий шейх под предлогом воспитания высоты духа мюридов заставлял последних целовать свой половой орган. Кандидата на целование подводили к шейху для исполнения этой торжественной церемонии, сам процесс назывался «вкушание банана» (!).

Тем, кто не знаком со структурой тарикатов и принципом слепого послушания шейху, очень трудно понять, почему даже образованные, высококультурные мюриды верят в откровенную глупость. Но если согласиться с тем, что вступающие в тарикат оказываются во власти частично или полностью юродивых шейхов и вместо разума на первый план выдвигают слепое подражание, можно понять их линию поведения и образ действий. Для того чтобы понять сущность проводимой среди неофитов тариката воспитательной работы, обратимся к вручаемому им так называемому списку из семи положений, обязательных для мюридов секты:

1. Быть беспрекословно преданным своему духовному руководителю (шейху) и никого не признавать превыше него.

2. Обладать высокими умственными и познавательными способностями.

3. Быть активным и инициативным в служении своему шейху.

4. Быть верным данному слову.

5. Свое имущество и владения предоставить в распоряжение шейха.

6. Хранить в тайне секреты духовного руководителя (шейха) и братства.

7. Всегда быть готовым отдать жизнь на пути, указанном шейхом.

Мюриды для доения

Смысл всех этих положений в логической системе секты понятен, но единственно не понятно то, зачем тарикаты, настаивающие на полном отказе мюрида от собственного мышления и на беспрекословном подчинении шейху, требуют от мюридов высоких умственных и познавательных способностей? Вероятно, здесь имеются в виду умственные способности, которые будут использоваться для более надежного материального положения мюрида. Как бы там ни было, чем больше покорный и умственно развитый мюрид заработает, тем больше можно будет его эксплуатировать!

Мухаммад Икбаль, выдающийся мыслитель и философ колониальной Индии, присвоил этому феномену название «пиризм», по смыслу близкое к понятию «шейхопоклонство» (шейхоцентризм). Этим определением он раскрывает суть доктрины тарикатов, где вместо логической установки «Что желает от нас Аллах?», «Что повелевает нам Аллах в Коране?», во главу угла ставятся вопросы: «Как угодно досточтимому шейху? Как наш тарикат повелевает поступать в этом случае?». Мухаммад Икбаль констатирует: «В тарикатах не осталось возможности воспитывать личности. Они были сырым пламенем, которое уже не могло давать искры».

Безусловно, не все тарикаты и не все шейхи одинаковы. Мы единственно решительно выступаем против непоколебимой, слепой покорности шейху - этой генеральной доктрины всех тарикатов. Коран повелевает нам, чтобы мы не следовали тому, которого не знаем, что мы за это несем ответственность.

Не следуй тому, чего ты не знаешь. Воистину, слух, зрение и сердце будут призваны к ответу. (Сура «Ночной перенос», 17:36)

Между тем даже в самом упорядоченном тарикате все его члены полностью пребывают во власти своих шейхов, и судьбу братства определяют личные качества, совесть шейха. Люди становятся пользователями не знаний, а подражаний. А когда человек отказывается от разума и здравого смысла, появление приведенных нами омерзительных явлений закономерно и неизбежно.

Сказки тарикатов

Поскольку беззаветная преданность шейху является важнейшим условием пребывания в тарикате, в целях воспитания преданности и покорности шейху мюридам рассказывают соответствующие истории. Например: «Один шейх говорит своему мюриду: «Пойди, оторви голову своему отцу и принеси ее мне». И мюрид, несмотря на то, что просьба выглядит странно и дико, все же движимый установкой доверять и быть покорным шейху во всем, внушает себе «в его словах высшая мудрость, он знает, что говорит» идет и исполняет волю шейха. И вдруг он видит, что оторванная им у возлежавшего с его матерью человека голова не его отца. Она принадлежит кому-то другому, совершавшему прелюбодеяние с его матерью. Шейх, оказывается, обладая способностью вершить чудеса, заведомо знал, чем закончится этот случай, и, не раскрывая своей осведомленности, а дал такую установку мюриду с целью проверить его лояльность и покорность. Как явствует из этого примера, если бы шейх повелел мюриду совершить действие, явно запрещенное Кораном, то есть совершить харам, то мюрид все равно должен был бы его совершить, ведь ему внушили, что в каждом слове шейха кроется высшая истина и мудрость.

По сути мусульманину, столкнувшемуся с таким приказом, следовало бы ответить шейху, что убийство человека является харамом и Аллах сделал запретным такой поступок, а потому он не будет его совершать, сказав: «Аллах запрещает посягательство на жизнь, как ты можешь требовать этого от меня?» Но в тарикатах подобное возражение человека расценивалось бы как признак слабости имана.

Превращение мюрида в раба, робота, исполняющего команды шейха – нормальная практика большей части тарикатов. Для подкрепления этих слов приведем еще одну знаменитую историю: «Однажды правитель империи, недовольный тем, что у Хаджи Бекташа слишком много мюридов, пришел к Хаджи Бекташу и выразил свою обеспокоенность числом его приверженцев. Хаджи Бекташ ответил: «Не беспокойтесь, у меня всего полтора мюрида». Чтобы подтвердить это пришедшим, Хаджи Бекташ, резавший в хлеве овцу, пустил кровь животного течь во двор. А своих мюридов он собрал во дворе и сказал, что он принял решение перерезать горло всем мюрида, приказав им подходить по очереди. Естественно, все мюриды, кроме одного мужчины и одной женщины, услышав это, разбежались. И тогда Хаджи Бекташ сказал, смотрите, так и есть полтора мюрида всего, ведь мужчина считается целым, а женщина половиной человека, вот и получается, что мюридов у меня всего полтора». Рассказывая этот хадис, мюридов призывают быть абсолютно преданными воле шейха, беспрекословно подчиняться, даже если шейх вознамерится убить их всех.

Мюриды, воспитанные в духе пренебрежения разумом, беспрекословной веры в правоту шейха и подчинения шейху даже в том случае, если он требует совершить нечто запретное, становятся таким мусульманами, какими их хочет видеть шейх, он чтят волю и авторитет своего шейха выше, нежели волю Аллаха в Коране. Это положение роднит статус шейхов тарикатов в Исламе с раввинами и монахами, которые, как гласит Коран, незаконно пожирают деньги народа; то же касается и способа обретения рабов, вернее последователей-мюридов.

Они ж себе, опричь Аллаха, признали Господами раввинов и монахов…

(Сура 9, Покаяние, 31)

Непонятно только, как слепая преданность шейху в умах мюридов согласуется с преданностью воле Аллаха в Коране? Как жаль, что те, кто вместо Корана подчиняются воле шейхов, читают Коран лишь вослед усопшим, да и то на языке, которым не владеют и не понимают, вместо смысла Корана придают значение его мелодике и ритмике, не понимают предостережений Аллаха, содержащихся в аятах, рассматривают Коран не как наставление и путеводную книгу, но лишь как книгу, определенные пассажи из которой следует читать вослед умершим.

Рабита – ересь тарикатов

Понятие «рабита» своего рода технический термин, характерный для суфийских орденов в Исламе. Этим термином в тарикатах выражают одно из самых странных явлений, некую духовную связь, возникающую между шейхом (муршидом) и мюридом, которая достигается якобы в результате концентрации помыслов мюрида на образе муршида, духовном общении с ним и растворении в нем своей личности. В одном из самом распространенном в Турции тарикате накшибенди рабита, духовная связь с шейхом является важнейшей ступенью в духовном развитии мюридов, развитие рабиты осуществляется следующим образом:

Мюрид, совершив омовение, повернувшись лицом в сторону Каабы, садится на землю. Силой мысли представляет себе лицо шейха и концентрирует свой внутренний взгляд на точке, расположенной между бровями шейха, чуть выше переносицы и начинает зикр, поминание Аллаха. Таким образом, если мюрид успешно смог установить духовный, внутренний контакт с шейхом, то считается, что между ними устанавливается постоянная духовная связь и виртуальный контакт. После изобретения фотографий в тарикате накшибенди, например, начали практиковать и современные (!) технологии установки рабиты путем не мысленного представления лица шейха, но созерцания его фотографии.

А вот еще одно пояснение, не менее странное, как и сама идея рабиты между мюридом и шейхом: «Рабита с шейхом без зикра (радения) предпочтительнее, нежели зикр (радение) без рабиты с шейхом. Если потребуется выбирать между зикром и рабитой с шейхом, лучше отказаться от зикра. Потому что рабита с шейхом и без зикра озарит разум и душу, а зикр без рабиты с шейхом ни к чему не приведет».

Именно эта практика, широко практикуемая и в наши дни, побудила нас посвятить отдельную главу книги проблеме тарикатов. На наш взгляд, эта практика, которую иначе как абсурдом назвать нельзя, ни коим образом не согласуется в повелениями Корана, более того прямо отрицает волю Аллаха в Коране.

Если внимательно посмотреть на то, как и в каком значении тарикаты используют и разъясняют основные термины Корана, обнаруживается вопиющая разница. Например, слово «шейх» в Коране используется в значении «пожилой, старый человек». (Смотрите Сура «Худ» 11:72, Сура «Йусуф» 12:78, Сура «Повествование», 28:23, Сура «Мумин», 40:67). Слово «вели» в Господнем откровении Корана используется в значении «друг, покровитель,близкий», а слово «эвлия» является множественным числом от него. Коран гласит, что каждый мусульманин друг Аллаха, а Аллах их друг и покровитель (Смотрите Сура «Корова», 2: 257, Сура «Али Имран», 3: 68, Сура «Трапеза» 5:55, Сура «Преграды», 7:196, Сура «Покаяние», 9:71). Кяфиры, безбожники - друзья сатаны и все безбожники покровители друг друга (Смотрите Сура «Женщины» 4:119, , Сура «Женщины», 4:76, Сура «Преграды», 7:27, Сура «Пчела», 16:16).Коран повелевает нам, что только Аллах может быть подлинным другом мусульманина, у человека нет иного покровителя и защитника, кроме Аллаха. (Смотрите Сура «Корова». 2:107, Сура «Покаяние», 9:116, Сура «Различение», 25:18, Сура «Толпы», 39:3, Сура «Совет», 42:9).

Слово «вели» или «эвлия» в Коране встречается более 80 раз и ни разу не употребляется в значении некоего супермена, как это сегодня преподносится в тарикатах. Ни разу в Коране не встречается и слово «керамет», которым так любят объяснять свои поступки шейхи тарикатов, в значении «чуда, явленного святым или шейхом, достигшим особой святости перед Аллахом и которому Аллах даровал вершить чудеса за его святость». В Коране многократно встречается глаголы, производные, как и это слово, от основы «КРМ», и эти глаголы означают великодушие и щедрость Аллаха к людям, изобилие ниспосылаемого им пропитания, но никак не сверхвозможности суперлюдей и шейхов (Смотрите Сура «Муравьи», 27:40, Сура «Трофеи», 8: 4, Сура «Ночной перенос», 17:70, Сура «Йа Син», 36:11).

Да, действительно, мы не видим вреда в том, что в действующих тарикатах устраивают коллективные зикры, танцы, радения, ибо Коран не содержит никаких запретов в отношении этих действ, в Коране нет ни запрета, ни дозволения в этих вопросах, поэтому Аллах предоставил людям свободы действий в этой сфере. Достаточно того, чтобы эти ритуальные радения не представлялись как обязательные для мусульман элементы богослужения, ибо это утверждение будет уже явным противоречием Корану.

Но, к сожалению, мы наблюдаем, как в целом ряде тарикатов подобного рода ритуалы выдают за обязательные религиозные предписания Корана. Это как раз то, против чего мы выступаем. Конечно же, мусульмане могут создавать общественные организации, фонды, джамааты, кружки, формировать некую иерархию внутри них. Нормальным во всех этих организациях является чтение стихов, прослушивание музыки, проведение радений, зикров, художественных мероприятий, выставок, собраний, показов.

Но ненормально объявлять людей непререкаемыми, непогрешимыми авторитетами, представлять в тарикатах не предусмотренные Кораном ритуалы и обряды как обязательные элементы вероисповедания, будь они даже очень хорошим по сути.

Тарикаты наносят вред Исламу еще и тем, что представляют Ислам как религию мук, страданий и долготерпения. Подобные практики воспитания смирения и крепости веры в мюридах, роднят тарикаты с индуистскими сектами, мюридов воспитывают искусственно созданными страданиями - надолго оставляют в темном помещении без пищи и воды, заставляют терпеть боль и психологические муки, что привело к расстройству психики и душевного равновесия многих людей. Галлюцинации же, которые испытуемые начинали видеть в результате психических расстройств от голода, страданий и боли, им объясняли как степень их духовного прозрения, когда они уже могут видеть некие другие измерения и силы, могут общаться во святыми, эвлия.

Между тем Коран ни разу не упоминает ни об одном Пророке, которому Аллах повелел бы причинять себе такие страдания и пытки ради духовного озарения. Да, Аллах давал Своим Пророкам испытания и трудности, которые мусульманин выдерживал стойко и мужественно. Однако эти испытания Аллах создавал в естественном течении жизни, нигде в Коране мы не встречаемся с повелениями о самоистязания человека, будь то мучениями, пытками или тяжким трудом.

Вступление в ряды «господинов»

И сказали они: “Господи наш, мы повиновались нашим господам, нашим старшим, а они сбили нас с пути.” (Сура «Ахзаб», 33:67)

Мусульманин, исповедующий традиционный Ислам, следует своему мазхабу, руководствуясь наследием и традицией предков, не пускаясь особо в анализ сути своего мазхаба. Имамы мазхабов, постоянно рассказывая последователям об уме, степени святости, крепости имана и мудрости своих предшественником и нынешних имамов, таким образом легализируют в сознании последователей превосходство имамов и внушают людям зависимость от воли имама. Имамы мазхабов постепенно, капля за каплей внушают сознанию мусульманина мысль, что за него уже все продумано, что имам мазхаба все знает досконально и не надо напрягаться поисками пути. Мол, следуй тому, что тебе говорит имам и обретешь спасение. Недопустимо человеку малознающему, имеющему слабую веру и во всем зависимому от шейха не соглашаться с волей шейха, спорить с ним, задавать слишком много вопросов и утомлять шейха. Достаточно полностью им подчиняться и все, думать, обсуждать, расспрашивать по поводу проблемы, по которой они уже приняли решение — значит проявлять невоспитанность.

Одним из источников, из которого приверженцы традиционного Ислама непосредственно познают вероучение, являются шейхи и их религиозные школы (тарикаты). Внутри тарикатов шейхов часто именуют как «эфенди» (господин), их святейшество эфенди, ходжаэфенди (господин учитель).

В отличие от покойных имамов, основателей мазхабов, эти шейхи являются, как утверждается, живымы хранителями традиции, носителями суть подлинного вероучения. Логика повиновения эфендиям по сути такая же: подчиняться без рассуждений, не расспрашивать, полагаться на их ум, отключить свой разум и жить по разуму учителя. Между тем, как следует из приведенного аята Корана, причиной того, что многие мусульмане сошли с праведного пути, стало их слепое повиновение своим старейшинам, господам. Но знайте, что тот, кто вместо своего ума и разума, на передний план выдвигает слепое подражание, выбирает дорогу, следуя завету предков; выбирает дорогу с оглядкой на предпочтения большинства; выбирает дорогу, всецело подчиняясь господам, старейшинам, — поступает вопреки Корану.

Нигде Коран не упоминает нам в качестве источника познания вероустава Аллаха ни какого-либо эфенди, ни мазхаба, ни хадиса, ни какого-либо тариката. Согласно Корану, Ислам постигается только из Корана и не отключением мышления, а, наоборот, разумом и способностью мыслить, которые Аллах даровал человеку для постижения величия Творца.
Ужель не размышляют они, читая Коран? Сура «Женщины», (4:82)

Ниспослано тебе Писание благословенное, чтобы они размышляли над его знамениями и назидались те, кто обладает разумением. (Сура «Сад», 38:29)

... Мы разъяснили вам наши знамения, чтобы вы, быть может, уразумели. (Сура «Али Имран», 3:118)

Мюриды, превозносящие шейхов

Странные действия, совершаемые на могилах умерших шейхов, тряпичные узелки, поясные и земные поклоны являют собой омерзительное, недостойное зрелище. Некоторые шейхи еще при жизни передают руководство тарикатом своим сыновьям, зятьям, братьям. Сохранение этого звена духовной и материальной эксплуатации в семейном клане — лишь одна из бесчисленного множества непристойных деяний, вершимых в тарикатах по сей день. Между тем в Исламе руководство общиной передается человеку достойному и знающему, но никак не по узам кровного родства, и пример Пророка Мухаммада был самым ярким историческим прецедентом. О так называемых кераметах, чудесах, явленных шейхами при жизни, ходят такие легенды, что даже упоминаемые в Коране чудеса, дарованные Аллахом Своим Пророкам, блекнут в сравнении с шейхами.

В народе даже существует такая поговорка «без мюрида шейх не взлетит», которая очень точно отражает природу явления. Мюриды, желающие почувствовать гордость от пребывания в учениках своего шейха и превознести своего шейха над шейхами всех остальных тарикатов, придумывают о своем шейхе невероятные, умопомрачительные сказки и легенды, продвигая в массы авторитет своего шейха.

Воскрешение животных и людей, хождение по волнам моря и океанов, появление шейха одновременно в разных уголках земли - чего только не вершат эти шейхи… Супермены-шейхи разбираются во всех сердцах, отдают указания мюридам на расстоянии, одним взглядом наставляют мюридов на путь истинный, сражаются с джиннами и темными силами ради исполнения своей воли и спасения душ мюридов, их дыхание, дуновение или плевки исцеляют страждущих, предметы, до которых они коснулись, начинают источать свет и сияние! Когда же мюриды слышат от других мюридов о деяниях и чудесах своих шейхов, у них полностью отпадает желание возражать шейху, обсуждать его приказы и вообще задумываться над приказами шейха! Ведь самый хороший мюрид тот, который подчиняется волей шейха беспрекословно, с закрытыми глазами и обладает наибольшей степенью преданности.

Как жаль, что турецкий народ, в самом начале, когда только Ислам проник на эти земли, оказался в объятиях этих тарикатов, и до сих пор не может освободиться от заковавших его сознание цепей сектантства, которые вместо развития души и разума, вместо мышления насаждает догматизм, беспрекословное соглашательство. Слепое повиновение, лишение себя удовольствий жизни, запрет на смех, минимальное развитие умственных способностей личности — вот лишь некоторые результаты методов обучения Исламу, насаждаемого тарикатами.

Мы предполагаем, что если провести исследование, то обнаружится, что одной из причин того, что наш народ принимает лидеров государства непогрешимыми и святыми вследствие слишком длительного и глубокого внедрения таркикатов в нашу жизнь, и в наше сознание.

Мы обнаружим, что крепко сидящая в наших умах установка о том, что нельзя получать наслаждение от жизни, ибо жизнь это место испытания и страданий, что нельзя смеяться в голос, ибо это отдаляется человека от мыслей об Аллахе, нельзя пребывать в слишком веселом расположении духа, по сути восходит генетическими корнями к метолам воспитания в тарикатах, веками господствовавших в Османской империи. Мы убеждены, что даваемое тарикатами воспитание, превратившись в обычай, оставило глубокий след в образе жизни даже тех людей, которые в наши дни не имеют никакого отношения к тарикатам. Складывается впечатление, что воспитание тарикатов словно бы передалось нам от рождения, как генетическая память, доставшаяся в наследие от предков. Хотя мы об этом даже и не догадываемся.

Тарикаты, призывающие искать спасение души в тяжких муках и страданиях земной жизни, в чрезмерном возвышении авторитета и святости отдельного человека, безрассудном подчинении себя его власти, являются серьезными препятствиями для формирования модели нового мусульманина, здравомыслящего, образованного, думающего, каким его призывает быть Аллах в Коране.

Думаем, нам всем следует обратиться к Корану, очистить место на столе для Корана, очистить от всех запрещенных Кораном религиозных источников, хадисов, сборников религиозно-житейских норм, руководств мазхабов и тарикатов, очистить свое сознание от монопольной власти шейхов и имамов мазхабов. Такое очищение является обязательным условием для обращения к чистому Исламу Корана.

Таким образом, мусульмане, как это было во все времена Пророка Мухаммада и последующий период четырех праведных халифов, станут чистыми рабами и друзьями только лишь Аллаха, у которых кроме Корана нет другого источника познания слова Аллаха, кроме мечети нет никаких альтернативных святых заведений вроде текке и мавзолеев святых, которые не будут признавать класс священнослужителей и шейхов непогрешимой кастой, выполняющей роль посредников между Аллахом и человеком, будут пребывать в абсолютной преданности только лишь Аллаху и никому более, и вместе с сердцем заставят работать и разум.

Знай, чистая вера только лишь у Аллаха. А тех, которые считают, что многобожье им к лицу, говоря: «Мы поклоняемся им, чтобы приблизиться к Творцу», Господь рассудит в каждом споре. Истинно, Аллах не водит лживых и неверных прямым путем! (Сура «Толпы», 39:3)

Следуйте за тем, что ниспослано вам от Вашего Господа, и не следуйте за иными покровителями, помимо Него. Как же мало вы внимаете назиданиям! (Сура «Преграды», 7:3)