ПРИДУМАННАЯ РЕЛИГИЯ. ГЛАВА 3.

 

ГЛАВА 3
Не реформа веры, но возвращение к Корану
Примитивизм, абсурдные верования и откровенно противоречивые утверждения, выдаваемый нам за Ислам, показывают, насколько остро стоит проблема разъяснения массам людей сути Корана и Ислама.

Выдающийся богослов Мухаммад Икбаль, видя религиозное невежество окружавших его людей еще в 1920-хх годах, писал: «Если мы хотим рассказать не мусульманам о высших добродетелях и системе ценностей Ислама, то, прежде всего, мы сами должны стать воплощением исламского образа жизни».

Живший чуть позднее Мухаммада Икбаля еще один выдающийся проповедник Мухаммад Абдух наставлял мусульман: «Если говоря Ислам на ум приходят лишь бесконечные проблемы, тупиковые ситуации и противоречия, то причиной тому является не Ислам, но сами мусульмане. У мусульман в нынешнем веке нет иного имама, кроме Корана. До тех пор, пока мусульмане будут ежедневно читать не сам Коран, а то, что пишут в Аль-Азхаре, наша умма не встанет на ноги. Дух, способный поднять умму, это дух неукоснительного соблюдения Корана, который был в умме в первые годы распространения Ислама. Все, что проповедуется нам кроме Корана, это препятствия, которые расставляют нам для того, чтобы мы не могли познать Коран и жить по Корану».

Мехмет Акиф Эрсой, классик османо-турецкой религиозной литературы, поэт и исламский политический деятель, так описывает картину религиозного вырождения уммы: «Если целью и сутью Ислама является Коран, то мы вынуждены признать, что сегодня не осталось ничего, что можно было бы назвать Исламом. Коран на небесах, а тот Ислам, что сейчас распространяется по земле, не имеет отношения к Корану».

Профессор истории из США, араб по происхождению, Исмаил Фаруки приводит свое видение современного положения уммы мусульман: «Ислам – это не то, как сегодня живут мусульмане и как они себя ведут. Ислам это не то, что пишут сегодня в книгах или рассказывают в истории. Ислам – это Коран».

 

Эти слова не популистские выступления
Большая часть народа, включая и многих исламских просветителей, говорят о том, что надо исправлять сложившееся положение, и исправлять те заблуждения, которые распространились в отношении Ислама, разъяснять миру ошибочность этих убеждений, которые не имеют никакого отношения к Исламу. И это не популистские заявления. Вернее, эти слова не попытка мусульман привлечь к Исламу больше людей и сделать так, чтобы к Исламу относились с симпатией. Данная ситуация возникла по причине противоречия сегодняшнего понимания Ислама мусульманами и вероуставом Бога, противоречия сегодняшнего представления об Исламе и Коране, как единственном источнике законов Бога. Цель этих слов возродить не ту веру, что понравится или не понравится людям, но ту, которую заповедал нам Бог. Ведь тот вероустав, который разъяснен в Коране, обладает здоровой структурой, при которой люди будут чувствовать себя свободными, уверенными, исполненными чувства любви и терпимости к другим. И именно поэтому Ислам будет любим людьми. Главная цель не в том, чтобы завоевать любовь людей, а в том, чтобы возродить ту суть, которая наполнит сердца людей любовью.

Любое популистское действо, направленное только лишь на обретение симпатии людей, отдаляет нас от сути вероустава Бога и порождает некую новую структуру с ярко выраженной политической, этнической или культурной окраской. Эпоха реформ, начавшаяся в результате французской революции, например, также была результатом популистского действа. Ничто субъективное и ничто человеческое не может быть религией, религия – это то, что устанавливает для нас и предписывает нам Всевышний Бог.

 

Мазхабов не существовало

Во времена нашего Пророка и четырех праведных халифов не было никакого иного источника вероустава Ислама, кроме Корана (см.11-ю главу книги). Люди не принадлежали ни к каким мазхабам, но принадлежали только лишь Корану. Они жили так, как предписывал Коран, запрещали то, что запрещалось в Коране, тогда как в вопросах, где Коран не давал никаких ограничений, они действовали согласно своим предпочтениям или привычкам и обычаям.

Никто не говорил тогда я суннит, ханафит, шафиит или я шиит, алевит, джафарит, ибо тогда не существовало такого деления. Они называли себя мусульманами, своим наставлением считали Коран и довольствовались только Кораном. Даже самые невежественные племена времен Пророка, бедуины, слушая Коран, понимали его и принимали Ислам. Так и наше желание – строго следовать только Корану, следовать тому, что требует от нас Бог, быть просто мусульманином, не размениваясь на придуманные группировки: ханафиты, шииты, джафариты, сунниты и проч., следовать Корану, а не книгам неизвестного авторства и непонятного толкования. Только так можно создать единую умму мусульман, верующую в Единого Бога и соблюдающую повеление единственно лишь Его Писания и только так мы можем избавить Ислам от приписываемых ему домыслов и ересей. Когда мы говорим, что мы должны стать такими же, какими были мусульмане во времена Пророка, то мы имеем ввиду что должны соблюдать только то, что предписывает нам Коран, не признавать иных религиозных предписаний, которые не присутствуют в Коране, но придумываются кем-то с туманными целями. Вот тогда мы станем мусульманами Корана, а не мусульманами.

Свобода, которую дает нам Коран, означает, что в вопросах, о которых Коран не дает категорических предписаний и установлений, Бог дает нам свободу выбора, то есть мы вправе выбрать тот или иной путь решения таких вопросов, но, естественно, в рамках Ислама. Это важно отметить, ибо большая часть искажений в Исламе, ограничений и ересей появляются в Исламе именно в тех вопросах, в которых Бог предоставил нам свободу решения (см. главу 39).

Однако, прежде всего мы должны сердцем и умом понять, что именно этого хочет от нас Бог. В этой связи мы полагаем, что приведенные во 2-й главе книги доводы, разъясняющее, что только лишь Коран является единственным источником познания Ислама, дали вам достаточно убедительные разъяснения. Большое количество аятов, приведенные нам в вышеуказанной главе и многие аяты, которые будут приводиться нами далее, еще более укрепят наши доводы. После этой главы мы увидим с вами, насколько тесно переплелись хадисы подлинные и хадисы вымышленные, и как сложно, а порой и невозможно их сегодня различить, какие из них верны, а какие придуманы, но выдаются под видом положений Ислама. И увидим, что разделить их теперь, и вычленить из них подлинные на сегодняшнем этапе невозможно.

Если бы хадисы были такими же источниками знаний об Исламе, как сам Коран, то это бы означало полное необратимое разрушение сути Ислама. Поэтому, доказав, что хадисы не являются источником Ислама, мы и Ислам избавим от ересей, и спасем имя Пророка от клеветы и недостойных высказываний в адрес его благословенной личности.

Далее мы увидим, как хадисы противоречат Корану, как противоречат они друг другу и элементарной логике, кроме того, вносят человеческие искажения в вероустав Корана. Кроме того, вспомнив о том, что и сам Пророк Мухаммад, и четыре праведных халифа после него были категорически против написания хадисов и, более того, приказывали сжигать их, мы поймем, почему ничто, кроме Корана, не может считаться источником Ислама (смотрите 4, 10 и 11 главы книги).

Метод выяснения, что является вымышленным Исламом, а что есть Ислам, ниспосланный Богом, основан на сопоставлении ниспосланных аятов Корана и вымышленных положений Ислама (хадисов, мазхабов, высказываний шейхов) и вычленении из этого сопоставления единственно верных доказательств. Мы будем создавать наш фундамент, прежде всего, основываясь на разуме, как того желает Бог и использовать элементарную, очевидную логику. Иной подход здесь невозможен, ибо иной подход опять приведет нас к искажениям сути Ислама, то есть к тому, против чего мы и начинаем это расследование.

 

Спасем Ислам от обожествления людей
Говоря о возвращении к сути Ислама и возвращении Корану статуса абсолютного источника Ислама, следует избавить Ислам и от гегемонии тех исторических личностей, которые прямо таки обожествлены в современном Исламе и являются некими неприкасаемыми авторитетами. Без этого мы никогда не сможем объединить суннитов и алавитов, шиитов и ханафитов, шафиитов и джафаритов, то есть не сможем объединить умму.

 Ведь избавив Ислам от обожествления этих личностей, скорее даже от культа этих личностей, мы провозгласим Коран единственным абсолютно истинным Господним Словом, так что и сунниты, и алавиты, и шииты, и ханафиты смогут устранить между собой бесчисленное множество пустых и нелепых различий и сказать вместе, что они мусульмане. (В этой связи уточним также, что и мы, следуя Сунне Пророка, считаем себя суннитами, любя халифа Али, считаем себя шиитами и алавитами. И выступаем мы не против следования Сунне или любви к халифу Али, но против того социального разъединения между этими двумя группами и «кучкования» по группкам, возникающего из-за вымышленных добавлений и искажений сути Ислама, ставящих преграду для единения мусульман).

И скажут они: “Господь наш! Мы повиновались нашим старейшинам и нашим правителям и так они сбили нас с пути. (Коран, 33:67)

Сунниты должны категорически избегать причисления к культу «святых» Абу Ханифы, Мухаммада аш-Шафии, Малика ибн Анаса, Ахмада ибн Ханбаля и перестать считать их «основателями» веры, ведь до сих пор часто можно слышать в кругах традиционалистов абсолютный бред о том, что «Абу Ханифа был настолько великим человеком, что ему во сне 99 раз являлся сам Бог» (Это поразительное по степени бредовости утверждение вы можете встретить во многих книгах, восхваляющих величие Абу Ханифы, например, в книге Фикхи Акбар «Величие фикха).

В этой связи следует также прекратить строить заслон перед Кораном, образованный столпотворением имамов и алимов с их сборниками хадисов и толкований, будь то аль-Бухари или Муслим ат-Тирмизи или Абу Дауд и другие собиратели хадисов.

Шииты же должны в свою очередь прекратить нелепые разговоры о том, что наши имамы безгрешны и невинны, не ведают ошибок и непогрешимы, тем самым придавая своим имамам качества Пророка, и Корана; не надо признавать других источников Ислама кроме Корана, как не надо и признавать других духовных вождей, кроме Пророка Мухаммада.

Алавиты должны прекратить обожествлять своих предков, должны держать перед собой Коран и нести его как источник своей веры, и помнить о том, что происхождение их рода от Пророка ни кому не дает никаких привилегий или особого, избранного статуса перед Богом. Вспомним наставления и предупреждения Корана об отце Пророка Ибрахима или жене Пророка Лута.

Задумайтесь, если даже во времена Пророка, при его жизни не смогли спастись даже те, кто состоял с ним в самом близком родстве, то какого превосходства и избранности стоит искать у людей, которые являются праправнуками правнуков внуков потомков Пророка, при этом забывших, что Бог ниспослал нам Коран как разъяснение праведного пути, как милость и наставление в жизненном пути. (Коран, 16:89).

Не будем забывать о прекрасных заслугах каждого из мазхабов. Но каждый мазхаб прекрасно понимает и видит недостатки и ошибки других мазхабов. Сунниты совершенно логично могут критиковать шиитов с их культом невинности имамов и слепого подчинения воле имамов, чтобы они не говорили. Но в то же время сунниты считают априори вне критики и абсолютно непогрешимыми своих имамов Абу Ханифу, Мухаммада аш-Шафии, Малика ибн Анаса, Ахмада ибн Ханбаля и вместо Корана подчиняются предписаниям мазхабов, разработанными одним из этих четырех человек. Мы увидим также много примеров, когда фард одного мазхаба считается харамом в другом мазхабе и как начинаются разглагольствования о том, что если ты ханафит, то для тебя истинно вот это. А уж если ты шафиит, то это для тебя не верно, но верно вот это, ну а уж если ханбалит, то для тебя единственно верно только вот это. Иными словами, вместо единого вероустава Бога какие-то личности позволяют себе придумывать множество непонятно откуда взятых новых вероуставов (смотри 14-ю главу книги относительно мазхабов).

Да, сунниты верно критикуют шиитов за их «обожествление» имамов, но это острота зрения и проницательность в критике ближнего почему то притупляется в отношении самих себя, сунниты не видят точно такой же своей ошибки. Они называют шиитов извратившими веру, а себя видят единственно праведным и априори спасшимся мазхабом. Но если и вы, также как они, следуете тому, что предписывают вам определенные люди, то в чем ваше отличие и превосходство? Большая часть из вас утверждает, что правы и единственно праведны только те, кому следуете вы, а те, другие, якобы, сбились с праведного пути. Но каковы критерии подобных утверждений и на основании чего вы это говорите? Если бы вашим критерием был Коран, то тогда вы не могли бы и не должны были бы искать себе религиозные авторитеты вне Корана и не нуждались бы в религиозных институтах веры. Проблема как раз здесь и кроется, ни те, ни другие не делают Коран своим единственным источником веры. Они порицают друг друга, но совершают одни и те же самые ошибки.

 

Религиозное и атеистическое мракобесие
Коран – это откровение Всевышнего Бога, Творца и Господа всех миров, в котором собраны все повеления и наставления, обращенные к нам Создателем, соблюдения которых Он требует от нас. Откровения Корана действительны на все времена и неизменны, Божественное откровение не имеет поправок на время и условия жизни, но заключает в себе высшую Господнюю мудрость.

Изменения социального и экономического устройства мира неизбежно, но чудо Корана заключено как раз в том, что он содержит в себе ответы на вопросы всех времен, независимо от того, на каком социальном или экономическом этапе развития находится мир. Это удивительное, чудесное положение избавляет Ислам от нужды в реформировании и внесении каких-либо временных поправок. Но есть два определенных круга: мракобесы от атеизма, которые всячески выступают против вероустава Бога и мракобесы от религии, которые своими извращенными вымыслами не дают людям следовать тому, что предписал им Господь. Если религиозные мракобесы крепко держатся за свои ереси и придуманные символы веры, то вторые, мракобесы от атеистов, только и делают, что показывают пальцем на религиозных мракобесов и тупик веры, к которому они приводят, и говорят окружающим, вот посмотрите, какова ваша вера и во что вы верите, тем самым охлаждают сердца людей и отдаляют большую часть людей от Ислама.

В то же время религиозные мракобесы, объявляя всех, кроме себя, будущими обитателями Ада, еще более погружаются в трясину своих ересей. Как видно, «уставной капитал» этих двух кругов одинаков, но используют они его по разному. Поэтому самое большее беспокойство и нежелание возвращения людей к чистому Исламу, ниспосланному в Коране, испытывают именно эти две группы. Мракобесы–атеисты тревожатся потому, что возвращение к чистому Исламу вырвет у них из рук все доводы, которые они используют в своей пропаганде против веры и против Бога. Религиозные же мракобесы опасаются и не хотят возвращения людей к собственно Корану, ибо это вырвет у них из рук мощное оружие устрашения и управления массами людей, лишит их привилегии проклятия, устрашения людей муками Ада и статуса собственной непогрешимости и праведности.

Не должно нас удивлять и то, что подобные возгласы о проклятии и предречении мук Ада раздаются из уст профессоров богословия в престижных университетах, или глав тарикатов, джамаатов, из уст, так называемых религиозных проповедников-просветителей. Коран являет нам в своих аятах социологический прецедент, ведь Коран четко наставляет нас: когда Бог выдвигал какую-либо идею или Писание, против этой идеи прежде всего выступали высшие, самые знатные и «авторитетные» люди того общества, разве не так было в случае с курайшитами.

Поэтому профессора богословия, которые долгие годы возглавляют свои кафедры и являются яростными защитниками традиционализма в Исламе, также, как и шейхи, стоящие во главе своих тарикатов, страшащиеся крушения своего авторитета и харизмы святости, которую они так долго создавали вокруг себя, менее всего хотят возвращения людей к Корану и будут среди первых, кто будут нападать на коранический Ислам.

Вспомним исторический урок, как иудейские первосвященники и книжники, так называемые служители веры, обладавшие глубокими знаниями Господнего вероустава, нападали на Пророка Иисуса и, в итоге, замыслили убийство Господнего Пророка, поэтому мы не должны удивляться, когда яростные «служители» веры, начнут борьбу против возвращения людей к кораническому Исламу. Ничто не наносит Исламу большего вреда и урона, как религиозное эксплуатирование веры.

Мусульмане видят это на примере христианских священнослужителей, которые практикуют процедуру отлучения человека от церкви и предания анафеме или на примере отпущения смертными попами грехов смертных людей. Но как жаль, что, видя это и понимая нелепость этих действ у христиан, мусульмане не проявляют должного внимания и духовного прозрения, когда некие шейхи выносят некие фетвы и провозглашают всех, кроме себя и последовавших за ними, обитателями Ада или когда эти последние придумывают от имени Ислама новые толкования Корана.

Да, налицо очевидный факт, мы осуждали христианских священнослужителей за то, что они создали монополию религиозной власти, а институтом церкви создали преграду между человеком и Богом, но то же самое можно сказать и о священнослужителях в Исламе.

Вспомним, как нас удивляли небылицы о неких чудесах, явленных тем или иным старцем или же культ возведения в святые, практикуемый церковью, но не то ли самое мы видим с нашими шейхами и старцами, когда говорим о святости и возвышенности перед Богом того или иного шейха, имама или святого, которым якобы даже во снах являлся Бог и потому поклонение этим старцам чуть ли не наравне с поклонением Богу.

Наша задача – очистить Коран от приписываемых ему арабо-омейадских невежественных воззрений и мракобесия, внедренного в Ислам под видом предписаний Бога. Только так мы сможем восстановить гармонию Ислама и души человека и примирить сердца людей в желании поклоняться Богу. Решение же заключено не в реформе Ислама, а в возвращении к Корану и разъяснении его сути, и отказе от обожествления и «освящения» вымышленных традиций.

Это действо не направлено на объединение всех существующих мазхабов, потому что невозможно объединение, пока существуют ереси и искажения веры. Ислам один, Ислам от Бога и из него должно быть исключено все то, что приписывается ему людьми.

На первый план следует поставить Коран, который выше всех абсурдных группировок и мазхабов и пречист от человеческого вымысла и ереси. Омейады и аббасиды столько раз реформировали религию Бога, что в итоге мы имеем не Ислам Бога, а ислам ханафитов, ислам шафиитов и проч., иными словами Ислам перестал быть Божественным откровением, но стал человеческим вероуставом, с естественным добавлением «нужных» человеку нововведений и поправок. Сегодня же мы должны не реформировать Ислам, ибо реформой было все то, что внедрялось в Ислам после Пророка и приписывалось Богу. Нет, мы лишь должны воссоздать первооснову, суть откровение, ниспосланное Пророку Мухаммаду. И это будет не реформой, но возвращением к Истоку.

 

Ох уж эти духовные управления
Главным органом религиозной власти в Турции (в данном случае мы рассматриваем пример только этой страны) является Духовное Управление мусульман. Духовное Управление является органом, выдающим фетвы и религиозно-правовые оценки тех или иных явлений в жизни мусульман. Однако в Духовном Управлении, в силу преобладания в Турции ханафитского мазхаба, преобладает, естественно, ханафитское мировоззрение. Главной обязанностью Духовного Управления является просвещение уммы и борьба с ересями, искажениями в Исламе. Однако так уж сложилось, что под ересями наши религиозные клерикалы понимают лишь откровенных старцев с чалмами на головах, сидящих по мавзолеям и создающих вокруг себя различные тарикаты. Никакие иные искажения в Исламе с точки зрения Духовного Управления не подпадают под определение ереси, и как жаль, что это так. Естественно, что в медресе и на богословских факультетах Университетов Турции также налицо абсолютная гегемония ханафитского мазхаба. Это ограниченное мазхабами понимание Ислама возводит между верующими и Кораном глухую стену непонимания (в дальнейших главах книги мы отчетливо увидим ту колоссальную пропасть, что существует между Исламом Корана и Исламом мазхабов).

Во всех медресе Турции имамов-хатибов выращивают по ханафитскому мазхабу, соответственно укрепляя ханафитскую вертикаль в стране. Имамы, выращенные в медресе, направляясь по деревням и весям Турции, естественно, следуя тому, чему их учили, начинают распространять знание не о Кораническом Исламе, а об Исламе, предписываемом в религиозно-практических пособиях, изданных Духовным Управлением. Все отделения Духовных Управлений в регионах, все местные мечети и медресе переполнены подобного рода ханафитскими практическими пособиями, по сути, заменяющими Коран. Поэтому сам институт религиозной власти в лице Духовного Управления должен претерпеть серьезные идеологические преобразования. Иначе они так и будут понимать под ересями старцев в тарикатах, себя же считая суть блюстителями веры.

Второй по численности мазхаб в Турции это алавиты. У них вообще ситуация особая. Они собираются в домах собраний, которые называют Джем эв. Термин этот, по сути, происходит от одного корня со словом джами (мечеть), однако они не приемлют мечети как таковые и свои религиозные богослужения могут совершать только в своих домах собраний. В Турции и сегодня запрещены браки между суннитами и алавитами, из-за этого нелепого религиозного противостояния суннит, например, не может пойти на похороны алавита и наоборот. Совершенно очевидно, что мазхабы сегодня стали более мощными системами управления уммой, нежели сам Коран. Мазхабы могут разъединить то, что Коран призывает объединять. Мы считаем, что единственным средством от религиозного разделения и неприятия является отказ от своих мазхабов и возврат к чистому Корану. Имамы должны повелевать то, что повелевает Коран и запрещать то, что запрещает Коран, отрицая все придумки и домыслы каких-либо религиозных авторитетов. Потому как ни ханафит не станет алавитом, ни алавит не станет ханафитом, так и будут враждовать между собой.

Если же окинуть взором историю Ислама, когда в силу неверных толкований Корана начинались войны и гибли тысячи людей, то необходимость объединения всех мусульман перед Кораном становится как никогда более остро. Единственный путь выхода из сложившегося положения – объединиться вокруг Корана, единственного неизменного откровения Бога и возвести его - Коран в ранг абсолютной истины вместо всевозможных шейхов, старцев и имамов.

 

Люди, подлежащие преданию смерти согласно суннитским мазхабам
Вернемся к нашему духовному Управлению мусульман. Если наше Духовное Управление отстаивает интересы ханафитского мазхаба и считает его единственно верным мазхабом в Исламе, в таком случае давайте проясним открыто, что же утверждает и защищает ханафитский мазхаб, чтобы развеять все вопросы.

Например, в вопросе отношения к женщинам в ханафитском мазхабе бытуют подобные бредовые утверждения: даже если женщина вылижет (!) тело мужчины, сплошь покрытое гноем и ранами, все равно она никогда не сможет приблизиться по праведности к нему и искупить свои грехи, или, например, харамом считается путешествие женщины в одиночестве на расстояние более 90 км, женщина не имеет права требовать развода, харамом считается пожатие руки между женщиной и мужчиной, в присутствии мужчин не должно быть и слышно женского голоса, запретно садиться на место, на котором сидела женщина, до тех пор, пока оно не остынет от ее тепла. Полагаем, что Духовное Управление должно разъяснить прежде всего эти ереси мазхаба, который они отстаивают (в 21-й и 22-й главах книги мы еще рассмотрим вымышленные утверждения, якобы бытующие в Исламе в отношении женщин)

Опять же, согласно суннитскому течению, человек, отрекшийся от Ислама и принявший другую веру, подлежит смерти. Утверждение «Вероотступник подлежит смерти» относится, прежде всего, к рожденным в мусульманской семье, но позднее ставшими кяфирами, то есть отказавшимися от Ислама. Логически из этого утверждения суннизма следует, что любой человек в Турции, который считает себя неверующим, подлежит смерти. Согласно ханафитскому мазхабу дозволено принуждать людей к намазу, также как и принуждать людей к соблюдению поста в Рамазан. Не совершающего намаз следует бить и лишать свободы до тех пор, пока он не станет совершать намаз. (Напомним также, что это самое мягкое решение, ибо в трех остальных суннитский мазхабах не совершающий намаз подлежит смерти).

Кроме того, согласно всем суннитским мазхабам любой человек может стать кяфиром очень просто, например, человек, совершивший один из этих проступков или высказавшийся о бредовости нижеприведенных утверждений: «женщина не может пожимать руку мужчине», «женщина не может путешествовать одна на расстояние более 90 км», или же тот, кто воспротивиться правильности утверждения «даже если женщина вылижет (!) тело мужчины, сплошь покрытое гноем и ранами, все равно она никогда не сможет приблизиться по праведности к нему и искупить свои грехи» тотчас же подпадает под категорию кяфира. Если же мусульманин выскажется непочтительно о ком-либо из алимов и публично усомниться в правильности его словы, то он также, согласно суннитскому течению, считается кяфиром. (Смотрите книгу Ахмеда Зияэтдина Гюмюшханеви «Догматы Ахли Сунны» (Эхли Суннет итикады)).

И даже если этот человек после этого и скажет «Я мусульманин», все равно, согласно ханафитскому мазхабу, он считается кяфиром и подлежит смерти. (Потому что рожденный в мусульманской семье, но позднее ставший кяфиром, а своим поступком он переходит в разряд кяфиров, следовательно подлежит смерти). То есть если человек сознательно отстаивает правильность ханафитского мазхаба, следовательно, он утверждает и то, что большая часть людей в Турции по религиозным законам подлежит смерти. Если вы считаете себя ханафитами, тогда почему вас возмущает то, что творит террористическая организация Хизбалла? Вы найдете уйму оправданий и обоснований тому террору, который вершит эта организация, и имеет основание оправдывать свою преступную деятельность и в положениях ханафитского мазхаба, и в положениях других суннитских и шиитских мазхабов, сборниках вымышленных хадисов. Насколько просто провозгласить человека кяфиром и затем подвергнуть его смерти согласно ханафитскому мазхабу вы поймете на примере из следующего раздела.

 

Отсечение головы за нелюбовь к тыкве
Абу Йусуф - один из 3-х основателей ханафитского мазхаба, второй по степени значимости человек в мазхабе после самого Абу Ханифы. Однажды Абу Йусуф сказал: «Наш Пророк очень любил тыкву». Одни из присутствовавших в тот момент в зале мусульман в ответ на это сказал «А я вот никак не могу полюбить тыкву». На что Абу Йусуф ответил: «Тот, кто не любит того, что было в Сунне нашего Пророка, восстает против Пророка. Тот же, кто восстает против Пророка, восстает и против Бога, тот же, кто восстает против Бога, становится кяфиром». Построивший эту логическую цепочку Абу Йусуф тотчас же вскочил и потребовал принести ему меч и ковер, чтобы отрубить голову кяфиру. И только искреннее раскаяние и тауба заявившего о своей нелюбви к тыкве остудило гнев Абу Йусуфа и спасло мусульманина от смерти. Этот пример приводится во всех книгах, отстаивающих праведность ханафитского мазхаба, как пример высшей тщательности и дословного соблюдения положений мазхаба со стороны одного из его основателей Абу Йусуфа. (Смотрите книгу Ахмеда Зияэтдина Гюмюшханеви «Догматы Ахли Сунны» (Эхли Суннет итикады), стр.80).

О, вы, трудящиеся Духовных Управлений! Если вы считаете праведным мазхаб, основатель которого считал дозволенным и обязательным убийство человека, заявившего о своей нелюбви к тыкве, почему же вы считаете, что Хизбалла это преступная, террористическая организация? Если ваша цель – защищать положения ханафитского мазхаба в разъяснении положений Ислама, то разъясните их всем открыто. Наша цель предельно ясна: Мы говорим, что Ислам это Коран и Коран – единственный источник познания Ислама. Поэтому мы имеем право протестовать против высказываний ханафитских и иных суннитских мазхабов, которые нигде не упоминаются в Коране и полностью противоречат Корану. А какова ваша цель? Вот, например, в канун Курбан-байрама вы говорите «Зарезать барана согласно ханафитскому мазхабу – это обязанность мусульманина». Тем самым уравниваете утверждение ханафитского мазхаба с предписанием Корана. Тогда уже выйдите и скажите, что согдасно ханафитскому мазхабу обязанность мусульман является также и избиение людей, их аресты, отрезание им голов. Каков ваш метод разъяснения Ислама? Разве можно понять веру без методологии? Не являются ли попытки разъяснить Ислам, не имея четкой методологии, попыткой обожествить свою точку зрения? Мы лишь предупреждаем, что если в нашей стране не прекратятся попытки показать Ислам исключительно как ханафитский мазхаб суннитского толка, мы то и дело будем сталкиваться с фактами террора и преступлений, совершаемых под маской и с именем веры. Истинное лицо ханафитского мазхаба и сути суннизма должны быть четко разъяснены людям и все мы, и прежде всего, Духовное Управление нашей страны должно избавиться от гегемонии ханафитского мазхаба.

 

Наследие Османской империи – ограниченность мазхабом
Мы совершенно твердо можем утверждать, что все сотрудники Духовного Управления мусульман категорически против террора как явления. Однако фактом является и то, что формулировки и пояснения некоторых положений ханафитского мазхаба (как впрочем, и в других суннитских мазхабах и шиитском течении) оставляют идеологическую лазейку для террора. Ведь все явления террора в мире, связанные с исламским экстремизмом, так или иначе, основываются на еретических, вымышленных хадисах и заключениях мазхабов. И сколь бы благожелательны и миролюбивы вы не были, вы обязаны честно оценить и всесторонне рассказать людям о той системе, в данном случае, ханафизме, которую вы защищаете и считаете единственно правильной.

Печально то, что наша страна со времен Османской империи управлялась по модели жесткой приверженности мазхабу. Все османские правители были наследниками суннитской традиции и ханафитского мазхаба, одного из четырех суннитских мазхабов. В результате этого исторического процесса Ислам на землях Турции стал ассоциироваться только с ханафитским мазхабом. Сегодня все в религиозных воззрениях – от отношения к женщине до форм богослужения, мельчайшие детали жизни мусульманина в нашей стране находятся под влиянием ханафитского толкования. (Истоки возникновения мазхабов восходят к Омейадам и Аббасидам, читайте в 13-й главе книги).

Реформировать же следует, прежде всего, эти вымышленные, придуманные людьми системы (мы имеем в виду все существующие мазхабы). Однако эту реформу не стоит отождествлять с реформой Ислама. Потому что это действие будет означать как раз возвращения к сути Ислама, к ее первоисточнику – Корану. Нельзя даже допускать мысли о том, что может быть какое-либо реформирование Ислама, Господнего вероустава. Потому что человек не имеет права изменять слово Бога и повеление Бога. Мы видим с вами к чему привели суннитские и ханафитские попытки реформирования Господнего слова. Сегодня единственный наш верный выход – сначала четко озвучить суть ханафитского мазхаба, а потом категорически отказаться от ханафитского Ислама, вернуться к Корану и найти в Коране единственно верные ответы на все вопросы, от отношения к женщине до порядка совершения намаза, таким образом вернуться к первооснове и построить нашу веру на Коране. И когда кто-либо высказывает нам свое утверждение по какому-либо религиозному вопросу, мы имеем полное право спросить его: «На чем основывается ваше утверждение?» И если утверждение его не основано на кораническом аяте, то с точки зрения Ислама оно не имеет никакой религиозной ценности. Утверждения об Исламе, будь то слова шейха или муфтия, имеют значимость не по степени того, кто их изрек, но только в том случае, если они основаны на аятах Корана и только.

 

Формула спасения
Формула спасения от всего этого запутанного клубка противоречий очень проста: взять в руки Книгу Бога – Коран и все остальное оставить в стороне. Все формы богослужений, намаза, исламской морали, отношений между людьми; теорию и практику Ислама следует узнавать только из Корана. И четко помнить, что положения, не упоминающиеся в Коране, но якобы существующие в Исламе, к Исламу не имеют никакого отношения, ибо Бог дает нам право выбора решения в тех вопросах, которые Он Своим Словом не ограничил или не пояснил в Коране. Не нуждаться в каком-либо мазхабе, не употреблять никаких приставок к слову мусульманин, но довольствоваться лишь самим именем – мусульманин. И так сплотиться вокруг Единого Бога, Единой веры и Единой Книги.